11 мар. 2010 г.

Нихон буё

Их будто бы привезли из заснеженной, несуществующей Японии. Разморозили и выпустили на сцену.

Первый акт повествует о том, что старому актёру больно видеть, как в мир врываются новые технологии, "искусство уже не торт", что больших мастеров больше не будет. Это единственная драма, достойная воплощения. Эта драма повторяется из поколения в поколение: приходит ученик и убивает своего учителя. И в этом убийстве равновесие, в этом убийстве позитивный смысл и залог сохранения (мира - прим. ред.).

А на сцене есть короб, напоминающий телефонную будку. В будке неподвижно стоит женщина, ей четыреста лет. Она ещё не пробовала клюквы, она ещё не видела матрёшек. Она сама как клюква и как матрёшка, но внешность её обманчива. Её внешность - полная противоположность её сущности.
Танец заканчивается, мужчина закрывает короб и покидает сцену. Так заканчивается второй акт.

Зрелый мастер меняет место жительства, меняет имя и собственный почерк. Он подписывает картину именем Саши Машиной, но вот приходит первый ученик и узнаёт мертвеца. Если нет стремления к безумно прекрасному, то нет желания жить. Искусство японского танца Nihon Buyo очень условно, но в условности безусловность: в каждом движении скрытая сила и очевидный смысл: если нет стремления к безумно прекрасному, то нет желания жить. Истоки движений мастера - шаманизм любого материка. Это и есть третий акт, который подробно описан в театральной программке (только в программке совсем другие слова).

Писать о танце как-то немножечко глупо, но Блондистайл ньюс не боится трудностей.


日本舞踊

--

От Отдела Редакции гламурной информации:
Если вы не поняли ни слова, то обязательно подпишитесь на наше атомное rss, - мы обязательно заведём вас в дебри виртуозного бреда, а там безжалостно бросим. Обещаем, что вы останетесь один на один со своим одиночеством. Если подписываться боитесь, то почитайте про лямочки, - тонизирует.

Комментариев нет:

Отправить комментарий